Незыблемые перводвигатели 6 глава

Они много гласили о том, в каком бедственном положении находится Мексика и как отчаянно она нуждается в стальных дорогах:

— У их никогда не было способности скинуть вековую отсталость... Я считаю нашим долгом посодействовать отсталой стране развить свою промышленность. Мне кажется, мы не имеем права оставаться безучастными к трудностям наших Незыблемые перводвигатели 6 глава ближайших соседей.

Она посиживала, слушала и задумывалась о тех ветках, которые компания обязана была кинуть на произвол судьбы. В течение многих лет доходы «Таггарт трансконтинентал» медлительно, но непреклонно понижались. Она задумывалась о актуальной необходимости ремонтных работ, которыми с криминальной безответственностью третировали на всех линиях большой жд системы. У компании вообщем отсутствовала Незыблемые перводвигатели 6 глава программка действий в сфере технического обслуживания линий. То, что они делали, напоминало игру с кусочком резины, которую можно немного вытянуть, а через какое-то время растянуть к тому же еще.

— Мне кажется, мексиканцы — очень трудолюбивый люд, но их экономика застряла на пещерном уровне. Как они могут выполнить Незыблемые перводвигатели 6 глава индустриализацию страны, если им никто не помогает? По-моему, рассматривая вопросы наших инвестиций, мы должны сначала принимать во внимание людские ценности, а не исходить из чисто вещественных суждений.

Дэгни задумывалась о локомотиве на Рио-Норт, который сошел с рельсов и на данный момент валялся во рву. Она задумывалась о тех 5 деньках, когда Незыблемые перводвигатели 6 глава движение на этой полосы тормознуло из-за того, что упала подпорная стена и тонны горной породы осыпались на жд полотно.

— Как человек всегда должен мыслить о благе собственного близкого, а только позже о собственном своем, так и страна должна сначала мыслить о процветании собственного соседа и Незыблемые перводвигатели 6 глава только позже о своем благополучии.

Дэгни задумывалась об Эллисе Вайете, который не так давно появился в Колорадо и за действиями которого все внимательно следили, — то, что он делал, было только первым слабеньким ручейком большого, быстрого потока обилия, который вот-вот должен хлынуть с некогда пустынных просторов этого штата. Рио-Норт довели Незыблемые перводвигатели 6 глава до грани краха как раз тогда, когда ее полная рабочая мощность так нужна.

— Вещественное благополучие — это еще далековато не все. Нужно поразмыслить и о нематериальном — о принципах. Мне, признаться, становится просто постыдно, когда я думаю о той большой системе стальных дорог, которой мы располагаем, в то время Незыблемые перводвигатели 6 глава как во всей Мексике существует только пара недоразвитых узкоколеек. Древняя теория об экономической самодостаточности издавна изжила себя. Просто нереально и неприемлимо, чтоб одна раздельно взятая страна процветала, в то время как другие бедствуют.

Дэгни задумывалась, что для того, чтоб возродить былую мощь «Таггарт трансконтинентал», будет нужно каждый имеющийся в Незыблемые перводвигатели 6 глава наличии рельс, гвоздь, бакс — а всего этого осталось чертовски не достаточно.

На том же заседании в той же экзальтированной манере гласили об организационном уровне мексиканского правительства, которое все держало под контролем. У Мексики огромное будущее, гласили они, и через несколько лет эта страна перевоплотится в достаточно небезопасного соперника. У их там дисциплина Незыблемые перводвигатели 6 глава, безустанно повторяли они с нотой зависти в голосе.

Неопределенными намеками и недомолвками Джеймс Таггарт отдал осознать, что его друзья в Вашингтоне, имен которых он никогда не называл, очень заинтересованы в строительстве этой полосы, так как это содействовало бы решению определенных дипломатичных заморочек, и что признательность общественности сторицей окупит Незыблемые перводвигатели 6 глава все расходы «Таггарт трансконтинентал».

Они проголосовали за строительство Сан-Себастьян и выделили на это 30 миллионов баксов.

Когда Дэгни вышла из строения компании и вдохнула незапятнанный прохладный воздух улицы, в ее голове многоголосным эхом звучало только одно слово: уйти... уйти... уйти...

Она ошеломленно слушала. Идея об уходе из «Таггарт Незыблемые перводвигатели 6 глава трансконтинентал» была непостижимой, неосуществимой. Ее окутал кошмар — не от того, что она так пошевелила мозгами, а от того, что принудило ее так помыслить. Дэгни сурово тряхнула головой и произнесла для себя, что конкретно сейчас она, как никогда, нужна «Таггарт трансконтинентал».

Двое из совета директоров и вице-президент по грузовым и пассажирским Незыблемые перводвигатели 6 глава перевозкам подали в отставку. На его место Таггарт провозгласил 1-го из собственных друзей.

На просторах Мексиканской пустыни началось строительство новейшей полосы, в то время как на Рио-Норт поступило распоряжение сбавить скорость движения поездов, так как путь очень ненадежен.

Гигантскую жд станцию с зеркалами и мраморными колоннами выстроили среди Незыблемые перводвигатели 6 глава пыльной незаасфальтированной площади мексиканской деревни — а на Рио-Норт из-за того, что не выдержали рельсы, пошел под откос и взорвался состав с нефтью. Эллис Вайет не стал дожидаться, когда трибунал обусловит, было ли это крушение вызвано неодолимыми обстоятельствами, как поспешно заявил Таггарт. Он передал право на Незыблемые перводвигатели 6 глава перевозку нефти «Финикс — Дуранго», маленькой и малоизвестной жд компании, которая упрямо и не без фуррора цеплялась за жизнь, изо всех сил стараясь встать на ноги. Нефть Вайета стала собственного рода катализатором для «Финикс — Дуранго». Компания начала быстро расти вкупе с нефтяными промыслами Вайета, с фабриками и заводами на Незыблемые перводвигатели 6 глава пустынных просторах Колорадо.

А в это время через чахлые маисовые поля Мексики со скоростью 5 миль за месяц продвигалась прокладка полосы Сан-Себастьян.

Дэгни было 30 два года, когда она заявила Джеймсу Таггарту, что уходит из компании. Последние три года, не занимая соответственной должности и не имея практически никакой власти, она Незыблемые перводвигатели 6 глава правила работой отдела перевозок. Содрогаясь от отвращения, она растрачивала драгоценное время на нейтрализацию действий компаньона Джима, который занимал должность вице-президента по грузовым и пассажирским перевозкам. У него не было никакой программки действий, и все решения, которые он воспринимал, были ее решениями, но воспринимал он их, только предприняв все вероятное Незыблемые перводвигатели 6 глава, чтоб ее решения не прошли. В конце концов она поставила Таггарту ультиматум.

— Но, Дэгни, ты же дама! Дама — и вдруг вице-президент компании?! Да это просто неслыханно! Совет директоров никогда на это не пойдет.

— В таком случае я умываю руки.

Она не задумывалась о том, как проведет остаток собственной жизни Незыблемые перводвигатели 6 глава. Решение уйти из «Таггарт трансконтинентал» было для нее таким же мучительным, как ожидание ампутации обеих ног.

Но она все таки отважилась на это и была готова принять хоть какое испытание, которое выпадет на ее долю.

Она так и не смогла осознать, почему совет директоров единогласно проголосовал за то, чтоб Незыблемые перводвигатели 6 глава назначить ее вице-президентом компании.

Конкретно она окончила в конце концов строительство Сан-Себастьян. Когда она приняла дела, работы шли уже в течение 3-х лет. Была проложена только третья часть общей протяженности пути, но издержки уже превысили сметную цена всего строительства. Она уволила всех друзей Джима и Незыблемые перводвигатели 6 глава отыскала подрядчика, который в течение года окончил работы.

Сан-Себастьян начала работать, но ни ожидаемого объема перевозок, ни поездов, груженных медью, так и не последовало, только время от времени с гор с одичавшим лязгом спускались составы из 2-3 вагонов. Рудники, произнес Франциско Д'Анкония, все еще в стадии разработки. «Таггарт Незыблемые перводвигатели 6 глава трансконтинентал» продолжала нести убытки.

На данный момент, как и много вечеров попорядку, Дэгни посиживала за столом в собственном кабинете, пытаясь найти, какие полосы и как скоро сумеют спасти компанию.

Рио-Норт после реконструкции с лихвой покрыла бы все убытки. Смотря на листы цифр, которые означали убытки и снова убытки, Дэгни не Незыблемые перводвигатели 6 глава задумывалась о затянувшейся глупой агонии их начинания в Мексике. Она задумывалась о телефонном звонке.

— Хэнк, только ты способен спасти нас. Ты можешь в кратчайшие сроки поставить нам рельсы и предоставить наивысшую отсрочку платежа?

— Могу, — ответил ей ровненький, уверенный глас на другом конце полосы.

Эта уверенность придала ей сил. Она склонилась Незыблемые перводвигатели 6 глава над листами на столе, найдя вдруг, что ей стало легче сосредоточиться. Наконец у нее появилось хоть что-то, на что она могла рассчитывать, уверенная, что ее не подведут в решающий момент.

Джеймс Таггарт прошел через приемную кабинета Дэгни, все еще сохраняя на лице выражение убежденности, которую он ощущал, сидя Незыблемые перводвигатели 6 глава в баре в окружении собственных друзей. Когда он открыл дверь кабинета, это выражение мгновенно пропало. Он подошел к ее столу как будто ребенок, которого куда-то тащат, чтоб наказать.

Дэгни посиживала, склонившись над листами бумаги, пряди ее растрепанных волос блестели в свете настольной лампы, складки белоснежной блузы, спадавшей Незыблемые перводвигатели 6 глава с плеч, подчеркивали изящность фигуры.

— В чем дело, Джим? — спросила она.

— Что ты пытаешься провернуть на Сан-Себастьян?

— Провернуть? С чего ты взял? — подняла голову Дэгни.

— Что за график движения ты установила на этой полосы и какие ты по ней пускаешь поезда?

Дэгни рассмеялась. Ее хохот звучал Незыблемые перводвигатели 6 глава забавно и чуток утомилось.

— Послушай, Джим, для тебя хоть время от времени необходимо читать отчеты, которые ты получаешь.

— Что ты хочешь этим сказать?

— То, что мы выдерживаем этот график и пускаем эти поезда уже целых три месяца.

— Один пассажирский поезд в денек?

— Да, по утрам. И один товарный через один Незыблемые перводвигатели 6 глава день.

— Боже мой! И это на таковой принципиальной полосы?!

— Твоя принципиальная линия не покрывает расходов даже на эти два поезда.

— Но население Мексики ждет от нас реальных, высококачественных транспортных услуг.

— Не сомневаюсь.

— Им необходимы поезда.

— Зачем?

— Для того, чтоб выполнить индустриализацию страны. Неуж-то ты ждешь, что они будут развиваться Незыблемые перводвигатели 6 глава экономически, если мы не предоставляем им соответственных транспортных ресурсов?

— А я от их этого и не ожидаю.

— Ну, знаешь, это твое личное мировоззрение. Не понимаю, по какому праву ты уменьшила график движения. Да одна только транспортировка меди с лихвой покроет все расходы.

— Когда?

Он поглядел на нее Незыблемые перводвигатели 6 глава, и на его лице появилось то удовлетворенное выражение, которое замечаешь на лице человека, собирающегося сказать что-то, что наверное причинит боль.

— Ну ты же не сомневаешься в успехе медных рудников, раз уж этим занимается сам... Франциско Д'Анкония? — Таггарт произнес это имя с особенным ударением и на данный момент следил Незыблемые перводвигатели 6 глава за ее реакцией.

— Может быть, он твой друг, но... — начала Дэгни. Таггарт перебил ее:

— Mow? Я всегда задумывался, что он твой друг.

— Только не последние 10 лет, — тихо сделала возражение Дэгни.

— А жалко, правда? Все же он один из самых везучих бизнесменов в мире. Еще никогда не бывало, чтоб он потерпел Незыблемые перводвигатели 6 глава беду, я имею в виду бизнес, и он всадил миллионы в эти рудники, потому, мне кажется, на него можно положиться.

— Когда ты в конце концов усвоишь, что Франциско Д'Анкония перевоплотился в полностью бесполезного человека?

Таггарт рассмеялся:

— Что касается его личных свойств, то я всегда был о Незыблемые перводвигатели 6 глава нем конкретно такового представления. Но в этом ты со мной не соглашалась. Еще как не соглашалась! Ты, конечно, помнишь наши нескончаемые ссоры по этому поводу? Напомнить для тебя кое-что из того, что ты о нем гласила! О том, что ты с ним делала, я могу только догадываться.

— Ты что Незыблемые перводвигатели 6 глава, пришел дискуссировать Франциско Д'Анкония?

Ее лицо не выражало полностью никаких чувств, и потому на лице Таггарта проступила озлобленность — снова у него ничего не вышло.

— Черт возьми, ты отлично знаешь, почему я пришел, — огрызнулся он. — То, что я сейчас вызнал о нашей полосы в Мексике, просто мозгу непостижимо.

— Что?

— Какой подвижной Незыблемые перводвигатели 6 глава состав ты используешь на Сан-Себастьян?

— Худшее из того, что смогла отыскать.

— Ты не отрицаешь этого?

— Я докладывала для тебя об этом в собственных отчетах.

— Это правда, что ты выпускаешь на линию паровоз?

— Эдди отыскал этот паровоз по моему указанию в одном из заброшенных депо Луизианы. Он Незыблемые перводвигатели 6 глава не сумел даже выяснить, как называлась та стальная дорога.

— И это старье ты пускаешь на линию как поезд нашей компании?

— Да.

— Ничего не скажешь, хорошая идейка. Что, черт побери, происходит? Слышишь, я желаю знать, что происходит?!

Смотря на него в упор, она тихо ответила:

— Если хочешь знать, я не оставила Незыблемые перводвигатели 6 глава на Сан-Себастьян ничего, не считая металлолома, ну и того как можно меньше. Я убрала оттуда все, что можно было убрать: все маневровое и ремонтное оборудование, даже пишущие машинки и зеркала.

— Какого черта? Для чего?

— Потом, чтоб бандитам как можно меньше досталось, когда они отнимут линию.

Таггарт вскочил:

— Ну, я Незыблемые перводвигатели 6 глава этого так не оставлю. Сейчас номер у тебя не пройдет. Это ж нужно сотворить такое низкое, такое невиданное... Да как ты посмела... только из-за каких-либо запятанных слухов, в то время как у нас подписан договор на двести лет и...

— Джим, — медлительно произнесла она, — у нас нет Незыблемые перводвигатели 6 глава ни 1-го вагона, ни 1-го локомотива, ни единой тонны угля, чтоб перебросить на ветку в Мексике.

— Нет, я этого не допущу, я решительно не позволю решать такие вопиющие деяния по отношению к дружеской стране, которой так нужна наша помощь. Погоня за вещественными благами — это еще далековато не все. Есть и Незыблемые перводвигатели 6 глава определенные моральные обязательства, моральные ценности, хотя для тебя этого не осознать. Она придвинула к для себя блокнот и взяла карандаш:

— Отлично, Джим, сколько поездов ты хочешь пустить по Сан-Себастьян?

— Гм?

— С какой полосы снять поезда, чтоб перевести их в Мексику?

— Я не желаю ниоткуда ничего Незыблемые перводвигатели 6 глава снимать.

— Откуда в таком случае я возьму оборудование для полосы в Мексике?

— А это уже твои задачи. Это твоя работа.

— Тут я бессильна. Решать придется для тебя.

— Снова твой обыденный грязный трюк — сваливаешь всю ответственность на меня.

— Я жду указаний, Джим.

— Ничего не выйдет. Я не позволю для тебя Незыблемые перводвигатели 6 глава приманить меня в ловушку.

Она бросила карандаш на стол:

— В таком случае в Мексике все остается по-старому.

— Ну, погоди, дождись только заседания совета директоров в последующем месяце. Я потребую решения раз и навечно относительно того, как далековато может входить отдел перевозок в превышении собственных возможностей. Ты за это ответишь Незыблемые перводвигатели 6 глава.

— Отвечу.

До того как дверь кабинета закрылась за его спиной, она возвратилась к работе.

Когда она окончила и, отодвинув бумаги в сторону, подняла глаза, по ту сторону окна царила непроглядная тьма, домов не было видно, и город перевоплотился в нескончаемую цепь посверкивающих окон. Она без охоты встала из Незыблемые перводвигатели 6 глава-за стола. Она не желала признаться для себя, что утомилась, это было бы равноценно признанию собственного, пусть малозначительного, поражения. Но сейчас она вправду ощущала вялость.

В здании компании было мрачно и пусто. Служащие издавна разошлись по домам, и только Эдди Виллерс все еще посиживал за своим столом, отгороженным от Незыблемые перводвигатели 6 глава остальной части комнаты стеклянной перегородкой. От этого казалось, что он посиживает в углу, в квадрате света, окруженный со всех боков мглой. Проходя мимо, она махнула ему рукою.

Она спустилась на лифте не к парадному входу, а к вестибюлю терминала «Таггарт трансконтинентал». Ей нравилось ходить домой конкретно этой дорогой.

Ей Незыблемые перводвигатели 6 глава всегда казалось, что вестибюль терминала кое-чем припоминает храм. Взглянув ввысь, на висевший высоко над головой потолок, она увидела его ярко освещенные своды, которые подпирали массивные гранитные колонны, и высшую часть широких, как будто остекленных ночной мглой окон. Своды вестибюля, замершие высоко вверху, как будто оберегая суетящихся под ними людей, делали Незыблемые перводвигатели 6 глава мирно-торжественную атмосферу — как в соборе.

На самом видном месте в вестибюле стоял монумент Натаниэлю Таггарту — основоположнику компании. К нему уже так привыкли, что не направляли на него никакого внимания, воспринимая как неотъемлемую часть интерьера. Дэгни была единственным человеком, который замечал монумент и никогда не считал его присутствие тут Незыблемые перводвигатели 6 глава кое-чем само собой разумеющимся. Всегда, проходя по вестибюлю терминала, она смотрела на этот монумент, и для нее это было единственной молитвой, которую она знала.

Натаниэль Таггарт начинал в свое время рядовым авантюристом без гроша за душой. Он явился откуда-то из Новейшей Великобритании и выстроил металлическую дорогу через весь Незыблемые перводвигатели 6 глава материк в те годы, когда железные рельсы только что появились. Его дорога выдержала все выпавшие на ее долю тесты, а ее строительство стало истинной легендой, так как в то время люди или не понимали этого, или просто не верили, что такое может быть.

Он был убежден в Незыблемые перводвигатели 6 глава том, что никто не может и не имеет права его приостановить. Он выбрал цель и непреклонно двигался к ней, и путь его был таким же жестким и прямым, как жд рельсы. Он никогда не пробовал заручиться доброжелательностью правительства, получить от него ссуду либо землю для строительства стальной дороги. Он получал средства Незыблемые перводвигатели 6 глава от тех, у кого они были; он прогуливался из дома в дом, его можно было узреть в шикарных кабинетах богатых банкиров и на приходящих в упадок фермах. Он никогда не гласил об публичном благосостоянии, он просто гласил людям, что они получат гигантскую прибыль с его стальной дороги Незыблемые перводвигатели 6 глава, разъяснял, почему рассчитывает на огромные доходы, и приводил свои резоны. А у него были очень весомые резоны. В течение всех следующих поколений «Таггарт трансконтинентал» была одной из немногих жд компаний, которая никогда не разорилась, и единственной компанией, контрольный пакет акций которой, принадлежавший ее основоположнику, остался в руках его потомков.

При Незыблемые перводвигатели 6 глава жизни имя Нэта Таггарта было понятно всем, но не воспользовалось особенной популярностью: его произносили не с почтением, а с нотой негодующего любопытства, и если кто-либо и восторгался им, то так, как восторгаются везучим похитителем. Но ни один цент из его состояния не был добыт силой либо мошенничеством, за Незыблемые перводвигатели 6 глава ним не было никакой вины, кроме того, что он своим трудом заработал свое состояние и никогда не забывал о том, что оно принадлежит только ему.

О нем ходило огромное количество слухов. Поговаривали даже, что в одном из западных штатов он убил местного законодателя, который пробовал аннулировать предоставленную ему концессию в Незыблемые перводвигатели 6 глава то время, как его стальная дорога была наполовину проложена через местность штата. Кое-кто из законодателей желал, сыграв на снижение, сколотить состояние на акциях Нэта Таггарта. Таггарта винили в убийстве, но его вину так и не обосновали. С того времени у него не было никаких заморочек с законодательной Незыблемые перводвигатели 6 глава властью.

Гласили также, что ради строительства стальной дороги Нэт Таггарт не один раз ставил на карту свою жизнь, а в один прекрасный момент поставил и нечто большее. Отчаянно нуждаясь в средствах, когда строительство его полосы было приостановлено, он спустил с лестницы 1-го высокопоставленного бюрократа, который предложил ему правительственный Незыблемые перводвигатели 6 глава займ. Потом он предоставил свою супругу в залог за займ, приобретенный от 1-го миллионера, который не мог терпеть его, но восторгался красотой его супруги. Он выплатил всю сумму в срок, сохранив таким макаром право на супругу. Эта сделка была заключена с ее согласия. Она была необыкновенно красива и Незыблемые перводвигатели 6 глава принадлежала к великодушному семейству 1-го из южных штатов, но ее лишили права на наследие за то, что она сбежала с Нэтом Таггартом, когда тот был еще юным безвестным лохмотником.

Дэгни время от времени сожалела о том, что Нэт Таггарт был ее предком. То, что она ощущала по отношению к нему, не относилось Незыблемые перводвигатели 6 глава к категории домашней привязанности, когда не приходится выбирать, кого обожать. Она не желала, чтоб ее чувство было сродни тому, что человек должен испытывать к своим родственникам. Она обожала только то, что желала обожать, и ее всегда возмущало, когда любви от нее добивались. Но если б можно было выбирать протцов Незыблемые перводвигатели 6 глава, она, не колеблясь, с величайшим уважением и благодарностью избрала бы Нэта Таггарта.

Статую Нэта Таггарта лепили с портрета работы неведомого художника. Не считая этого портрета, не сохранилось ни 1-го снимка, ничего запечатлевшего его наружность. Он дожил до глубочайшей старости, но его можно было представить только юным и полным Незыблемые перводвигатели 6 глава сил, каким изобразил его неведомый живописец.

Еще в детстве с этой статуей надежно связались ее 1-ые представления о величавом.

Когда Дэгни слышала это слово в школе либо церкви, она задумывалась, что знает его настоящее значение, — она вспоминала об этой скульптуре — о высочайшем юном человеке со тонким, гибким телом Незыблемые перводвигатели 6 глава и скуластым лицом. Он стоял, высоко подняв голову, готовый к хоть каким испытаниям, на его лице светилась удовлетворенность от сознания собственной силы. Все, чего Дэгни желала от жизни, заключалось в желании держать голову так же, как он, — высоко и гордо.

Сейчас вечерком, проходя по вестибюлю, Дэгни вновь поглядела на статую Незыблемые перводвигатели 6 глава. На мгновение она ощутила необыкновенное облегчение. Как будто какое-то неизвестное гнетущее бремя вдруг пропало и она ощутила, как будто слабенький поток воздуха лаского одувал ее лицо.

В углу, рядом с парадным входом в вестибюль терминала, стоял газетный киоск. Он принадлежал тихому, немногословно обходительному старику, который, будучи сразу Незыблемые перводвигатели 6 глава и торговцем, вот уже 20 лет стоял за прилавком. В свое время у него была табачная фабрика, но он разорился, и у него остался только этот киоск, из которого он изо денька в денек следил за водоворотом сновавших мимо незнакомых лиц. Все его родственники и друзья издавна погибли, и единственной радостью Незыблемые перводвигатели 6 глава в его жизни осталось хобби. Он собирал сигареты — все, которые выполнялись в мире. Он знал все марки сигарет, как сегодняшние, так и те, что когда-либо выпускались.

Дэгни обожала по пути домой останавливаться у его киоска. Он был неотъемлемой частью терминала «Таггарт трансконтинентал», как сторожевой пес, очень старенькый и Незыблемые перводвигатели 6 глава слабенький, чтоб охранять, но само присутствие которого внушало чувство убежденности. Ему нравилось следить за ней, его забавляла идея, что он единственный человек, осознающий всю значимость этой юный дамы в плаще и шапке набекрень, которая, стараясь не завлекать внимания, всегда куда-то торопилась, торопливо пробираясь через массу.

Сейчас Незыблемые перводвигатели 6 глава вечерком она как обычно тормознула у киоска, чтоб приобрести пачку сигарет.

— Как ваша коллекция? Появилось чего-нибудть новенькое? — спросила она.

— Нет, мисс Таггарт, — ответил он, обидно улыбаясь и негативно качая головой. — Новых видов на данный момент не выпускают вообщем, даже старенькые исчезают один за одним. В продаже осталось только пять-шесть видов Незыблемые перводвигатели 6 глава сигарет, а когда-то их было сильно много. На данный момент вообщем ничего нового не создают.

— Будут создавать. Все это только временно.

Старик поглядел на нее, но ничего не ответил. Потом он произнес:

— Мне нравятся сигареты, мисс Таггарт. Мне нравится мыслить об огне, который человек держит Незыблемые перводвигатели 6 глава в собственных руках. Огнь, эта могучая, страшная сила, которую человек укротил и держит у кончиков собственных пальцев. Я нередко думаю о тех минутках, когда человек посиживает в полном одиночестве, глядит на дым собственной сигареты и размышляет. Я нередко задавал для себя вопрос, какие величавые свершения выросли из таких минут. Когда человек Незыблемые перводвигатели 6 глава задумывается, в его сознании вспыхивает искорка живого огня, и в такие минутки огонек дымящейся сигареты является вроде бы отражением его личности.

— А задумываются ли люди вообщем? — Слова вырвались у нее непроизвольно, и она здесь же замолчала. Этот вопрос издавна истязал ее, и ей не хотелось дискуссировать его Незыблемые перводвигатели 6 глава.

Старик поглядел на нее так, как будто увидел неожиданную задержку в ее голосе и сообразил ее причину. Но он не стал продолжать данную тему, только произнес:

— Мне не нравится то, что происходит на данный момент с людьми, мисс Таггарт.

— Что вы имеете в виду?

— Не знаю. Но я наблюдаю за людьми Незыблемые перводвигатели 6 глава вот уже 20 лет и увидел огромные перемены. Я помню, как когда-то они торопливо проходили мимо, и мне нравилось следить за ними. Да, все торопились, но знали, куда конкретно они торопятся, и им очень хотелось туда успеть. На данный момент люди спешат оттого, что им жутко. Ими Незыблемые перводвигатели 6 глава движет не целеустремленность, нет. Ими движет ужас. Они никуда не торопятся, они просто удирают, и я далековато не уверен в том, что они сами знают, от чего бегут. Они не глядят друг на друга. Да, они нередко улыбаются, пожалуй, даже очень нередко, но некий гнусной ухмылкой. Она выражает не удовлетворенность, а Незыблемые перводвигатели 6 глава мольбу. Нет, я не понимаю, что происходит с миром. — Он пожал плечами. — Кто таковой Джон Галт?

— Это всего только ничего не означающая фраза. — Дэгни вздрогнула, услышав, как резко прозвучал ее глас, и, как будто извиняясь, добавила: — Мне очень не нравится это вульгарно-бессмысленное выражение. Что оно означает? Откуда взялось?

— Этого Незыблемые перводвигатели 6 глава никто не знает, — медлительно ответил старик.

— Но тогда почему все его повторяют? Похоже, никто не может толком разъяснить, в чем его смысл, но все же все произносят его с таким видом, как будто знают, что оно значит.

— А почему это вас так волнует? — спросил он.

— Мне не нравится то Незыблемые перводвигатели 6 глава, что предполагается, когда произносят эти слова.

— Мне тоже, мисс Таггарт.

* * *

Эдди Виллерс ужинал в рабочей столовой терминала «Таггарт трансконтинентал». В основном здании находился ресторан для высокопоставленных сотрудников компании, но Эдди он не нравился. Он ощущал себя куда более комфортно в этой столовой, которая как будто являлась Незыблемые перводвигатели 6 глава частью стальной дороги.

Столовая размещалась под землей и представляла собой просторный зал, стенки которого были выложены белоснежным, сверкавшим в свете электронных лампочек кафелем. Высочайшие потолки, блестящие стойки из стекла и хрома делали чувство места и света.

В столовой Эдди временами встречал 1-го рабочего. Ему нравилось его лицо. В один Незыблемые перводвигатели 6 глава прекрасный момент они разговорились и с того времени всегда, когда встречались, ужинали совместно.

Эдди запамятовал, спрашивал ли он когда-нибудь, как зовут его собеседника и кем непосредственно он работает. Судя по всему, тот очевидно не занимал высочайшей должности — его сшитая из грубой ткани спецовка была в почти всех местах испачкана Незыблемые перводвигатели 6 глава машинным маслом. Этот рабочий был для Эдди не столько личностью, сколько неразговорчивым слушателем, проявлявшим живой энтузиазм к тому, что было смыслом и его жизни: к «Таггарт трансконтинентал».

Сейчас, спустившись поздно вечерком в столовую, Эдди увидел его в углу полупустого зала. Эдди отрадно улыбнулся, махнул рукою в символ приветствия Незыблемые перводвигатели 6 глава и направился со своим подносом к его столу.

Сидя в этом скрытом уголке, расслабившись после бесконечно-напряженного трудового денька, Эдди ощущал себя очень комфортно. Тут он мог гласить так, как никогда не гласил в другом месте, признаваться в том, в чем никогда и никому не признавался. Тут, смотря во внимательные глаза рабочего Незыблемые перводвигатели 6 глава, он мог просто размышлять вслух.

— Рио-Норт — наша последняя надежда, — произнес Эдди, — но она выручит нас. Во всяком случае у нас будет хоть одна линия в неплохом состоянии, и как раз там, где она больше всего нужна. Это поможет спасти всю компанию. Забавно, правда, гласить о последней надежде Незыблемые перводвигатели 6 глава для «Таггарт трансконтинентал»... Ты поверишь, если кто-то произнесет, что с Землей столкнется метеор и убьет ее?.. Я тоже не поверю...

«От океана к океану, навсегда» — с самого юношества мы слышали эти слова, она и я. Нет, никто не гласил «навсегда», но предполагается конкретно это... Я обычный Незыблемые перводвигатели 6 глава человек. Я не сумел бы выстроить эту металлическую дорогу. Если она погибнет, я не смогу оживить ее. Мне придется уйти вкупе с ней... Ты не обращай на меня внимания. Не знаю, почему лезут в голову такие вещи. Наверняка, я мало утомился. Да, я сейчас работал допоздна. Она не просила меня Незыблемые перводвигатели 6 глава задержаться, но у нее в кабинете горел свет после того, как все издавна разошлись по домам... Да, она уже ушла... Задачи? Трудности всегда найдутся. Но она размеренна. Она знает, что управится... Конечно, дела наши плохи. У нас намного больше аварий, чем ты думаешь. На прошлой неделе мы утратили еще два локомотива Незыблемые перводвигатели 6 глава. Один, можно сказать, рассыпался от старости, а другой столкнулся со встречным поездом... Да, мы заказали локомотивы в «Юнайтэд локомотив уоркс». но ждем их уже целых два года. Я даже не знаю, получим ли мы их когда-нибудь вообщем... Как они нам необходимы! Движущая сила — ты не представляешь Незыблемые перводвигатели 6 глава для себя, как это принципиально... Это база всего... Чего ты смеешься?.. Да, я уже гласил, что дела наши плохи. Но отлично хоть, что с Рио-Норт все уладилось. Через пару недель мы получим первую партию рельсов, а через год по вполне освеженной полосы пойдут поезда. Сейчас нас ничто не приостановит Незыблемые перводвигатели 6 глава... Естественно, я знаю, кто будет класть рельсы, — Макнамара из Кливленда, тот подрядчик, что освободил нас от мороки с Сан-Себастьян. Тут мы можем быть размеренны. Он знает свое дело. Не плохих подрядчиков осталось не так много... Естественно, мы в свирепой запарке, но мне это нравится.

В ближайшее время я прихожу Незыблемые перводвигатели 6 глава в контору на час ранее, чем обычно, но она всегда на месте, за длительное время до меня... Что? Не знаю, что она делает ночами. Ничего такого особенного, я думаю... Нет, она ни с кем никуда не прогуливается. Большей частью посиживает дома и слушает музыку. Она слушает пластинки Незыблемые перводвигатели 6 глава. Какие? А для тебя что за дело? Ну, Ричарда Хэйли... Ей очень нравится его музыка. Не считая стальной дороги это единственное, что она по-настоящему любит.

Глава 4

Незыблемые перводвигатели

Движущая сила, помыслила Дэгни, смотря на возвышающийся в сумерках небоскреб компании «Таггарт трансконтинентал», — вот что ему нужно сначала; движущая сила, чтоб Незыблемые перводвигатели 6 глава это здание стояло; движение, чтоб оно оставалось неколебимым. Оно лежит не на сваях, вбитых в гранит, — оно лежит на движках, работающих по всему материку.

Дэгни испытывала легкое беспокойство. Она только-только возвратилась из поездки на завод «Юнайтэд локомотив уоркс» в Нью-Джерси, куда отправилась, чтоб лично повстречаться с президентом компании. Она Незыблемые перводвигатели 6 глава ничего не выяснила — ни предпосылки задержек, ни когда будут готовы дизельные движки. Президент компании проговорил с ней два часа, но его ответы не имели дела к ее вопросам. Всякий раз, когда она пробовала сделать беседу более определенной, в его тоне возникал некий особенный снисходительный упрек, как будто она Незыблемые перводвигатели 6 глава нарушала некоторое общеизвестное неписаное правило, выказывая тем нехорошее воспитание.


ni-federalnij-byudzhet-ni-gazprom-ne-budut-platit-za-stadion-dlya-zenita-za-vsyo-zaplatit-peterburgskij-nalogoplatelshik.html
ni-na-odin-volos-ne-sojdu-s-puti-povinoveniya-i-podchineniya-kniga-posvyashena-istorii-obrazovaniya-i-raspada-mongolskoj.html
ni-odin-iz-otvetov-ne-veren.html